Георгий Писков: «Кризис стимулирует на инновации»

16.12.2015

Судьба Связного-банка, кризис, блокчейн и криптовалюты, рынок платежей — самое интересное из передачи «Утро с Банкиром» с участием Георгия Пискова, члена совета директоров банка «Юнистрим», основателя компании Protobase Laboratories.

Об отзыве лицензии у Связного-банка

«Связной» — это был особенный банк. Менеджмент «Связного», его инициативы заслуживают высочайшего уважения. Были и ошибки, жертвой этих ошибок «Связной», собственно, и пал в конечном итоге. Но, тем не менее, с точки зрения технологий в «Связном» было сделано очень много. В этом смысле на него надо равняться. Именно поэтому так много эмоций вызвал отзыв лицензии. Все этого ждали, было понятно, что конец неминуем. Но это грустно.

«Связной» — прекрасный бренд. Это была спорная, но заслуживающая внимания идея появления банка на базе ритейлера. Это не первый такой банк в мире, есть много примеров, когда банки создаются на основе, например, сети супермакетов, как Tesco Bank или Sainsbury’s Bank. Но они не были такими яркими звездами. Они продолжают жить и развиваться, но они находятся в тени бренда ритейлера. «Связной» как банк вышел из этой тени и стал самостоятельным явлением, самостоятельным феноменом. В этом — и его беда.

Видимо, нельзя смешивать два эти бизнеса. С точки зрения глобального управления рисками на уровне группы, видимо, это было не совсем взвешенное решение. Наверное, оптимальна модель, когда ритейлер во всем является супермаркетом, в том числе и в области тех финансовых услуг, которые он хочет оказывать населению. Он предоставляет площадку для оказания финансовых услуг третьими лицами. И пусть эти третьи лица между собой конкурируют по цене и качеству и платят комиссию или делят как-то иначе свои доходы с ритейлером. Эта модель является более устойчивой с точки зрения управления рисками.

Видимо, доходы финансовых институтов, которые претендовали на место на полках «Связного», не давали спать акционерам, и они решили получить эти доходы сами. Но банковский бизнес — это другой бизнес. В первую очередь это управление рисками. И если эта модель не выстроена, не выверена, то каким бы ты технологичным ни был с точки зрения оказания услуги, каким бы ты привлекательным ни был для клиента, твоя смерть практически гарантирована.

Сегодня не надо играть в технологии. Если ты что-то делаешь, то ты должен понимать для чего ты это делаешь, какую прибыль это тебе приносит, как это влияет на твои риски. Если ты этого до конца не понимаешь, то лучше не делай. Что касается «Связного», то все разработки Связного-банка в области технологии общения с клиентом заслуживают глубочайшего уважения. Что касается управления рисками, в рамках бизнеса как группы «Связной», так и Связного-банка, здесь были очевидные недочеты.

О кризисе

Кризис стимулирует на инновации, потому что предприниматель в любой области смотрит, каким образом можно быстрее других добраться до клиента, как снизить свои расходы. Кризис как раз заставляет задуматься: что можно сделать нового, чтобы решить эти задачи?

О вызовах, которые стоят сегодня перед рынком

Экономика находится в тяжелом положении, поэтому кредитоспособность предприятий и частных лиц падает. Возможно, мы увидим в ближайшие месяцы увеличение безработицы в стране. Это тоже не позитивное явление для банковской сферы. С другой стороны, давление регулятора, может и правильное, существенно ограничивает банки в росте розничных портфелей. Развитие ситуации непредсказуемо, очень тяжело прогнозировать развитие своего банка в нынешних условиях, никогда не знаешь, что произойдет завтра. Конечно, все это создает определенную нервность в обстановке.

Но ощущения какой-то катастрофы нет. И как принято говорить, то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Существуют вполне видимые признаки оздоровления банковской системы, в том числе и благодаря кризису.

О кредитовании

Кредитование никуда не делось. Оно не растет, конечно, так бурно, как в прежние годы. Какие-то портфели сжимаются, но оно не исчезло, не обнулилось. Банки продолжают кредитовать и компании, и частных лиц, выпускаются кредитные карты. Другое дело, что больше никто не ставит перед собой задач бурного роста. Разумные акционеры и разумные менеджеры ставят перед собой задачи повышения доходности своих операций, снижения риска, более сбалансированного подхода к развитию своего бизнеса.

Сегодня меньше стали говорить о кредитовании, это перестало быть модной темой. Кредиты никуда не делись, просто сегодня модно говорить о другом.

О скорости изменений

Финансовый институт, который хочет оставаться конкурентоспособным, должен непрерывно думать о том, как повысить качество обслуживания своего клиента. И здесь необходима скорость. Потому что технологии не стоят на месте, конкуренты не спят. Причем конкурентами банков сегодня являются не только другие банки, но и небанковсвкие компании. И финтех — это хороший пример конвергенции, которая происходит на современном рынке, когда финансовые услуги оказываются и банками в традиционном понимании, и какими-то другими компаниями. Уже не поймешь: кто является банком, кто не является, у кого ты берешь кредит, кому ты его возвращаешь, где ты платишь.

О кризисе плохих долгов

Кризис плохих долгов тоже никуда не делся. Этот кризис как был, так и остался, и «плохие» долги тоже никуда не делись. Они никуда не делись еще с прошлого кризиса 2008 года. Была проведена реструктуризация, рефинансирование и так далее, но «плохой» долг от этого хорошим не стал и никуда он не делся.

О возможности списания плохих долгов

Сегодня банки вынуждены догонять требования регулятора по достаточности капитала. Вообще, у нас не очень большой совокупный капитал банковской системы. Если списать все «плохие» долги по-честному, то останется совсем немного. В этом нет никакой катастрофы. Известно, например, что южнокорейская банковская система страдает от кризиса «плохих» долгов приблизительно 25 лет, и пока там нет никаких признаков умирания…

О платежах

Сейчас только ленивый не занимается платежами. Есть IT-компании, которые становятся платежными системами и банками. Apple Pay — это платежная система, которая динамично развивается. Google и Samsung тоже занимаются платежами. В общем, платежами занимаются все. Это тоже такая своеобразная мода. Взрыв интереса к платежным сервисам носит временный характер.

Маржу, естественно, он снижает, но не во всех сферах этого бизнеса. Есть платежные сервисы, которые находятся на самой поверхности, это верхушка айсберга. А есть платежные сервисы, такие как кроссграничные денежные переводы от частного лица частному лицу, где не всегда можно быть высокотехнологичным, просто в силу того, что ты переводишь деньги из страны, где, к примеру, о кредитных картах слыхом не слыхивали, в другую страну, в которой тоже не очень пользуются картами.

Маржа снижается, существует давление со стороны конкурентов. Но основные принципы сохранения бизнеса — это повернуться лицом к клиенту; быть там, где удобно клиенту; делать то, что удобно клиенту; отвечать на его вопросы. Поэтому, когда в погоне за, казалось бы, эффективностью ты снижаешь затраты и ту энергию, которую ты тратишь на вторичное обслуживание клиента, на решение его проблем, возникших при пользовании твоей услугой, ты начинаешь проигрывать. Это очень важно.

О хавале

Хавала — это самая древняя система денежных переводов, построенная на доверии. Сейчас сам термин носит какой-то криминальный оттенок, но на самом деле это вполне легитимный набор принципов денежных переводов, построенных на доверии, и он существует много сотен лет. Это очень испытанный, доверенный способ передачи денег из точки «А» в точку «Б».

Технология — это же всего-навсего инструмент. Но за инструментом должна стоять идея.

Блокчейн и криптовалюты

Все эти микроскопические комиссии в блокчейне возможны только в той ситуации, когда технология блокчейн находится за пределами регуляторной зоны. Но за пределами регуляторной зоны она может расти только до определенных пределов. Если ты не можешь открыто, легально рекламировать какой-то сервис, то этот сервис растет только среди определенных энтузиастов таких вещей, он не становится сервисом для масс. Поэтому нужно отделить зерна от плевел и понять, что применительно к технологии блокчейн, мы сейчас говорим и о технологии блокчейн, и о криптовалютах, а на самом деле эти понятия надо разделить.

Есть технология блокчейн, которая действительно заслуживает внимания. Есть криптовалюты. И регуляторы многих стран настороженно на них смотрят. Их позиция: «Мы не можем это контролировать, и поэтому надо это запретить». Не надо это запрещать, надо это регулировать. Ты не можешь это победить? Тогда возглавь это. Аргумент, что с помощью криптовалют можно что-то там отмывать, несостоятелен.

Самым главным финансовым инструментом отмывания денег является американский доллар. При этом наш российский Центральный банк никак не может воздействовать на монетарную политику Федерального резерва. Эта валюта нам вообще никак не подконтрольна, мы не можем воздействовать на крупнейшие мировые банки, которые открывают корреспондентские счета в американских долларах. Все это находится за пределами контроля российского регулятора. Но мы не запрещаем американский доллар, мы с ним работаем. Но мы задаем набор правил игры, как работать с американским долларом.

А чем в этом смысле отличаются криптовалюты? Да, нет единого центрального банка, нет единого эмитента. Ну и что? Если мы задаем условия работы с криптовалютами, если мы криптовалюты и все платежные системы, которые оперируют на территории Российской Федерации с криптовавлютами, ставим в те же самые условия, что и финансовые институты, которые оперируют с другими валютами, все становится на свои места. Деньги по-прежнему нельзя будет отмывать, будь то криптовалюта, рубли, доллары, малазийские ринггиты, все что угодно.

Об усилении роли регулятора

Усиление регуляторного давления на финансовые институты — это мировой тренд. В Англии, можно сказать, произошла революция в регулировании. Финансовые регуляторы Великобритании всегда славились мягким подходом к регулированию банков. После кризиса 2007–2008 годов подход в корне изменился, он стал очень жестким. Правильно это или неправильно, я не знаю, но это просто реальность, в которой мы живем. И регулирование может быть как угодно жестким, но оно должно быть прозрачно, должно быть одинаково для всех. Правила должны быть четко сформулированы. Регулятор должен предоставлять высокотехнологичные каналы обмена информации — той информации, которую он хочет получать от банков. И тогда с этим можно жить и развиваться.

Об удаленной идентификации

Это вполне реально, но нужно совершить несколько шагов, причем эти шаги нужно совершить всем вместе: законодателям, правительству, регулятору и финансовым институтам.

Ведь вопрос не в том, удаленно или не удаленно мы идентифицируем клиента, вопрос в том, идентифицируем мы его или нет? Нам нужно идентифицировать личность клиента, место, где он проживает и источник его средств. Если мы можем сделать это дистанционно, значит, давайте делать дистанционно, это удобно для всех. Не можем? Давайте это делать с помощью физических встреч.

О санкциях

Наверно, об изоляции рано говорить. Да, существуют определенные трудности во взаимоотношениях с разными странами, но, тем не менее, до изоляции еще очень-очень далеко. И мы говорим об изоляции от какого мира?

Мы можем быть изолированы от одной части мира и активно продолжать сотрудничать с другой частью мира. И в этом смысле ландшафт меняется, но не меняется принципиально. Поэтому платежные сервисы как были востребованы, так и будут востребованы, может быть, этот рынок станет для нас чуть меньше, но не принципиально меньше.

О Protobase Laborаtories

Protobase Laboratories — уже давно не стартап, мы уже прошли эту фазу. Компания динамично развивается. Я уверен в том, что услуги стратегического консалтинга, услуги по оптимизации бизнес-процессов востребованы и необходимы как в России, так и за ее пределами. Комплексный опыт, который накоплен за многие годы работы в отрасли командой Protobase, состоящей из банкиров, айтишников и методистов, абсолютно востребован. Сейчас самое время заняться производительностью труда, заняться оптимизацией бизнес-процессов, вспомнить про KPI. Key Performance Indicators — основные или ключевые показатели производительности. Те, кто научились измерять свою эффективность, имеют все шансы ее повысить. А кто не научился измерять ее, тот и шансов таких не имеет. В первую очередь мы показываем, как эту эффективность измерять, и затем как ее увеличить.

Главная мысль была сформулирована еще Козьмой Прутковым: «Зри в корень». Это то, что мы и пытаемся донести до наших клиентов.

Мы в первую очередь работаем не с банками, а с их владельцами. Потому что решения, которые связаны с тем, как принципиально увеличить эффективность своего бизнеса, как правило, нужны не менеджменту, а владельцам. И не только банков, но и любых других компаний.

Источник: http://bankir.ru/publikacii/20151215/georgii-piskov-krizis-stimuliruet-na-innovatsii-10007005/